Достойный человек не может не обладать широтой познаний и твердостью духа. Его ноша тяжела, а путь его долог. Человечность — вот ноша, которую несет он: разве она тяжела? Только смерть завершает его путь: разве он долог? - Конфуций

Прежде смерти не должно умирать. - Народная мудрость

Завещание полковника Абеля


- Был и племянник - Авангард Абель. Ветеран войны, жил в Волгограде.

- Мы его звали Авка. Он у нас на даче в первые месяцы войны жил. Озорной такой мальчишка, мы с ним дружили.

- Лидия Борисовна, а что рассказывал Вильям Генрихович о тюрьме? Жаловался на порядки, на травивших его американских уголовников?

- Никогда. И никого не частил. А про уголовников - только то, что учил их французскому, и некоторые действительно научились. Еще о том, что рисовал в камере - давали ему рисовать, я видела его картины, рисунки, наброски. Там стояли его кисти. Человеку фактически грозило пожизненное заключение - могло выбить из колеи любого. А он рисовал, научился шелкографии.

- Ничего не говорил о новой работе на Лубянке?

- Даже не знаю, как вам сказать. По-моему, обижался, что той, своей основной работой больше не занимается. Читал лекции молодым. А мог бы и больше. Но как только Эвуня начнет говорить, что вот это и то плохо, он спокойным таким голосом ее поправлял.

- А с кем общался? Рассказывают, дружил с Кононом Молодым, другим, тоже арестованным и, как и он, обмененным разведчиком-нелегалом.

- Дружил? Возможно. Хотя Конон был гораздо моложе. Нет, встречались они нечасто. Сблизились на съемках фильма "Мертвый сезон". Помните, про разведчиков? С кем дружили, так с Коэнами. Ездили мы всей семьей к Лоне и Моррису.

- Это та самая американская пара, которая, как считается, прямиком доставила нам чертежи атомной бомбы.

- Иногда и Коэны к нам наезжали. Моррис был добрейшим человеком. Общались они все время на английском. И взаимопонимание осталось отличное еще с тех времен, когда Коэны работали в Нью-Йорке с дядей Вилли. Дружили до самых последних дней. Но с нами Моррис говорил и по-русски. С акцентом, но друг друга понимали. Но это было уже после возвращения. А еще до войны на Самотеке, в нашем же доме жила худенькая австрийка Ивонна. Заходила к дяде Вилли, и так подолгу они беседовали. Легко догадаться о чем: она тоже из разведки. Потом оттрубила 18 лет на лесоповале, но прожила жизнь долгую, умерла лет восемь назад в какой-то республике. Еще появлялась в ту пору красавица Милена - болгарка или венгерка. Я тоже так понимаю, что по работе. И муж ее мелькнул пару раз и быстро пропал, думаю, арестовали.

- А чем занимался Вильям Генрихович, когда довольно неожиданно его отправили в отставку?

- Нашлись добрые люди, которые помогли. Жил в первом подъезде нашего дома инженер Женя Брохис. По-моему, он и устроил дядю Вилли на завод после 1938-го. Мой приемный отец был человеком, который не умел скучать, с удовольствием находил для себя много дел. Не мог и не умел сидеть просто так. Рисовал, по самоучителю освоил гитару, да так, что мог играть Баха. О радиоделе вы знаете, но были и высшая математика, и фотография, и литература, когда он написал повесть, пьесу…


Страница: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |

Просмотров: 35565



Copyright © 2009-2024 www.ВоинДуха.ru Программная поддержка - www.softout.ru


  Rambler's Top100

Разделы